Dixi

Литературный четверг

Архив



 

Сергей КАРДО

 

Классический современный рассказ 2021-2022

 

 

Олег Сафонов

Непонятная болезнь.

 

Здорово. Настолько впечатляюще, что в паре мест не мог продолжать — ком подступал к горлу. Поймал при чтении то состояние, в котором оказываешься внутри слов, забывая о том, где ты географически. Отмечал ранее, что автор блестяще создает тонкой наблюдательностью и правдой эффект визуализации и здесь еще раз я с восторгом в этом убедился. Невероятно яркий рассказ. Браво! Добрая примета иметь такое произведение первым. Прекрасное начало. Несомненное украшение конкурса.

 

 

Ольга Чубарова

Инстинкты

 

Необыкновенно насыщенная событиями и поднятыми темами работа.

Наслаждаясь легким и воздушным слогом, поймал себя на мысли, что параллельно с развитием сюжета все с большей и большей симпатией думаешь о самом авторе.

 Описание перипетий совершенно по сути своей сумасшедшей череды событий, от подробностей которой кто-то в отчаянии полезет на стенку, кто-то уйдет в глухую оборону и едкий сарказм, а кто-то благоразумно пропустит мимо себя, показывает в самом широком смысле слова человеческую жизнестойкость (или ее отсутствие).

Автор здесь убедительно и легко дает глубокий и мудрый совет, как правильно относиться к порой неизбежным случайностям жизни и заключается он в способности найти в любой коллизии для себя что-то новое и любопытное, поиронизировать или улыбнуться. И дано им воспользоваться в полной мере только тем, у кого есть надежные тылы — любимая работа, прочная семья и легкий жизнелюбивый характер…

 

 

Андрей Оболенский

Провинциал

 

В поначалу ватном тексте, неожиданно, как оазис в пустыне, встречается энергичное и яркое место (девятый абзац).

Средь грустных и глубоко личных и от того замороченных, а возможно и зашифрованных воспоминаний неспешно текущих в сознании повествователя, вспышка динамичного перечисления событий из жизни случайных свидетелей накрывшего главного героя «морока» освежает, интригует, но не проясняет общее не очень понятное впечатление от прочитанного.

А фраза в десятом абзаце запутывает еще более.

которая была знаком, способным замедлить и разнообразить время в дальнейшем пути, уже коротком…

Речь идет о болезни? О старости? О смерти?

Общее впечатление — качественное стильное чтиво для интеллектуалов, технически безупречное по языку, туманное (как и положено для упомянутой категории читателей) по содержанию.

Но поскольку автором представлена не вся повесть целиком, то вполне допускаю, что в полном объеме некая недосказанность исчезнет и работа окажется еще ярче.

 

 

 

Анастасия Горан

УПК

 

История с шифрованным названием УПК тем не менее повествует о «высоких чувствах» и несовпадении интересов героев. Кавычки потому, что формально речь об упомянутых чувствах идет, а по сути таковые только контурно обозначаются. Взбалмошная и упрямая старшеклассница мечтает о любви, но сию минуту ей в первую очередь требуется некая псевдонеобходимая справка, которую выдает приставучий старичок, маскирующий любовью вялое желание обзавестись домработницей-шахматисткой. В финале карточный домик переживаний и чувств героев не складывается, но вожделенная бумажка получена, и девушка с нею и воодушевлением мчится в душ.
Это, так сказать, красочный синопсис. А на деле… Лексика и фабула живут обособленно друг от друга, «общаясь» между собой лишь по необходимости, как, собственно говоря, и герои представленной истории. И очень похоже, что это не авторская задумка, а обыкновенный косяк.

… механически позавтракала…. Катахреза. Синонимы к «механически»: невольно; самопроизвольно; автоматически; неосознанно; бессознательно; машинально. Почему не машинально?

мимо КПП военных частей, морской и ПВОшной, мимо ГДО на дальнюю улицу… Напоминает высокомерную риторику жилконторы: «ГВС и ХВС отключено. Ад-страция». Поймут, не поймут — не волнует, мы предупредили. Кстати, части все же воинские, а морские — военно-морские. Что такое КПП, ПВО и ГДО — служившие поймут, гражданским знать не положено.

лифт работал из ряда вон плохо… Из ряда вон — необычно. Отлично от чего-либо. Лифт в новостройке работал необычно плохо? Едко, но не в контексте. Более уместно здесь было бы «из рук вон плохо».

практически ненавистный взгляд… Практически — на основе практики, опыта. Либо по существу, по сути дела. Здесь и далее «практически» — слово-паразит. Подобные проникают в литературный язык из разговорной речи. В тексте от автора неуместны.

… практически две недели….

… практически содрав с себя кожу….

… гул в голове практически стих…

… смущена… недосказанным смыслом…. Смысл недосказан. Что этакое вообразила девушка, чтобы смутиться?

… залез на брусья и начал двигаться — получались некие комбинации….

Словарь: Залез — 1. на что. Забраться, подняться, протиснуться, преимущественно с трудом, с усилием. 2. во что. Проникнуть, тайком войти куда-то, куда не следует.

На брусья, если речь идет о гимнастическом снаряде, обычно запрыгивают, опираясь на руки. Двигаться — изменять положение, перемещаться. Как понять написанное?

Качок с трудом забрался на брусья и задвигался? Стали получаться некие комбинации? Абракадабра!

… дернув челкой, постучала в дверь кабинета. Как выглядит дергание челкой? Для чего дергание предваряет стук в дверь? Какую смысловую нагрузку оно здесь несет?

размышляла на тему любви…. Канцелярит.

… Диплом с медицинским уклоном. Из контекста следует, что речь идет о дипломе младшей медицинской сестры. Медсестра получает диплом с медицинским уклоном? Снова едко и мимо смысла.

… УПКашник…. Тарабарщина!

… паузы, достаточно затяжной… Как определяется достаточность затягивания паузы? Затяжной — очень продолжительный. Достаточно очень продолжительная пауза? Абракадабра!

И т.д. и т.п.

Кроме всего прочего в тексте наличествует прямолинейность в построении фраз.

Подробные описания прошлого избыточны, замедляют развитие сюжета, из-за чего исчезает напряжение, развязка затягивается. В финале невнятный конфликт никак не разрешается — девушка убегает, старик в неведении остается ждать. Общее впечатление от прочитанного разочаровывающее, будто это сочинение старшеклассницы.

Но есть нюанс: если бы повествование велось от имени героини, то в этом случае история приобрела бы совершенно иной окрас. Характерные для юной провинциалки речевые обороты, скудость языка, заторможенность в изложении событий — все минусы могли бы сыграть в плюс, ярко раскрывая ее характер.



 

Александр Бабайлов

Светик-приветик

 

Напористо и без изысков. Не без свойственных нарративу огрехов, которые при выборе жанра рассказа порой придают живости и терпкости. Но конкретно здесь возникают вопросы к логике происходящего.

 С детства склонный к самолюбованию военнослужащий с негативно-девиантным поведением (бабник) за сломанную переносицу и отнятые хулиганом последние восемь рублей деловито подготавливает месть. Садится на соковую диету (недешевый вариант, кстати. Последние деньги точно были последними?), ворует на работе одной из подруг кухонный нож, покупает (возможно, теперь уже на совсем-совсем последние деньги) для маскировки краденого тесака какую-то хрень и, идя на свидание уже к следующей подруге, весьма кстати сталкивается с обидчиком.

Цитата из «В зеркалах» Роберта Стоуна всплывает сама собой:

 

… человек, одержимый жаждой убийства, наткнулся на человека, охваченного предчувствием смерти, и после короткой погони перерезал ему горло.

 

 Возмездие совершается. Хрень, по-видимому, сыграла свою роль.

Получилось почти удачно. Почти, поскольку пальто оказалось все в крови. К счастью, не в моей.

(С кровью понятно. А пальто-то чье? Свое или изъятое в качестве контрибуции?)

 Какой исход можно вообразить после такого поворота? Все в крови! Из гражданина Барабанова хлестало как из шланга, герой кухонным ножом выпустил ему кишки? Расчленил? Читателю остается додумывать варианты самому, потому что рассказчик переключается на запачканное пальтишко, которое, похоже, все же его собственное, хотя прямых указаний на это в тексте нет. Но герой с небрежно, как и положено мачо, опущенными деталями нового приключения везет замаранное отстирывать. (Оказывается, такой ушлый и ловкий этого не умеет. Или джигиту не пристало?) Везет к знакомой, о которой скупо замечено, что познакомились в поезде, что она выдержанна и рассудительна. Это, безусловно, веские доводы доверять новой приятельнице.

После того, как дама начинает в ванной заниматься делом, ей, с учетом типовых планировок этого помещения и естественной для прачки позы, в согбенную спину поступает романтическое предложение: «Светик, выйдешь за меня замуж

Да.

Мизансцена и дискурс — абсолютный фарс! Но, тем не менее, хотелось бы понять, какая логика привела к такому повороту? С кавалером, кажется, объяснимо — проблемку порешал, подруга у станка, на качественный результат ее надо мотивировать. А она? Благоразумие ей подсказало, что сейчас не время перечить? Или что наконец-то в доме нормальный мужик? Здесь бы дождаться объяснений, да не у кого — автор снова умчался вперед.

Остается вслед воскликнуть сакраментальное: «Ну вы, блин, даете!» и напомнить афоризм Франклина П. Джонса: «Брак — самый дорогой способ бесплатной стирки белья».

 …

Несколько слов вдогонку. Не все так критично. Нарратив допускает определенные вольности, поэтому многое можно простить. И он же многое теряет при отсутствии яркого рассказчика, его увлеченности, подкрепляющей мимики, жестикуляции и об этом надо помнить при переносе на бумагу. Еще совет: нельзя отпускать читателя гулять без поводка по просторам недосказанностей. Поэтому хорошо бы ключевые места очерчивать жесткими рамками, чтобы не давать вскипать непредсказуемым фантазиям читающего индивидуума.

Видно, что автор хотел донести восторженную мемуарно-лирическую историю, но без должного внимания к слову и с излишней торопливостью в изложении привел ее в дремучий лес запутанной вариативности с криминальным уклоном, к неприятному послевкусию, венчаемому финальным аккордом совершенно неуместной здесь игривой фамильярности.

Честно скажу, что ожидал в концовке узреть что-нибудь вроде «Нормалёк», Спасибочки!» или «Покедосики!», но не узрел. За это моя сердечная благодарность.

 В целом рассказ соленый (самое то под пиво с мужиками), сделан в отличном темпе, автор бесспорно самобытен, интересен, перспективен и заслуживает аванса внимания.

 

 

Андрей Рябов

Последний вираж.

 

Интрига, злободневность, реалистичность, мораль — что еще надо для классного рассказа? Добротная, качественная, хорошо структурированная работа с глубоким подтекстом.

 

 

Алексей Архипов

Уроки воспитания.

 

 

Все написано вроде бы правильно, выверено, местами смешно и местами даже очень схоже с историями про Дениску Драгунского. А вот чего-то не хватает…

По понятным причинам дети не могут литературно оформить свои впечатления — это за них делают взрослые. У кого-то получается похоже, у кого-то стилизованно, у кого-то совсем непохоже. Все понимают, что аутентично передать детское мировосприятие вряд ли выйдет, но почему бы не попробовать?

Здесь, на мой взгляд, получилась весьма удачная попытка, хотя, опять же по моему мнению, в ней между строк слишком много взрослого автора, не очень-то и маскирующегося под ребенка, да еще и прекрасно знающего, чем можно улестить зрелого читателя. Поэтому при всех прелестях сюжета обе истории выглядят неслаженными, не хватает в них именно детскости. Но, вполне вероятно, что уроки воспитания писались для тех, кого уже поздно воспитывать.

  

Рассказ

Новые формы и эксперимент — 2022

 

 

Юрий Гончаренко

В прятки с детством

 

Если бы «Мальчики» Чехова были написаны позже, чем «В прятки с детством», то сходство сюжетов было бы не в пользу Антона Павловича. Но он все-таки первичен и лавры первооткрывателя темы поэтому достаются ему.

Хотя у Юрия есть и свои несомненные плюсы.

 Взрослому сложно писать от имени детей, не прибегая к собственному мироощущению и лексике, и должен признать, что автору этого удалось избежать, да еще добавить изрядную порцию хорошего юмора.

Оба рассказа светлы и по своему трогательны, но в какие-то моменты кажется, что автор сделал их на одном мастерстве, не очень заботясь об особой искре, которая всегда была в его работах.

Чувствуется и некоторая нарочитость и дидактичность, особенно во втором рассказе. Зная о высоком потенциале автора приходиться заметить, что этот эксперимент вышел у него без блеска, к которому мы уже привыкли.

 

 

 

Ольга Чубарова

Шизофрения

 

Изящная вещица получилась. По моему разумению, если отбросить все восторги и яркие впечатления от прочтения, это все же утопия. Полемика в сети злее, грубее, натуралистичнее и порой обескураживающе оскорбительна. Здесь, опять же по моему сугубо личному мнению, прослеживается очевидная линия — стиль общения шизофреника, по сравнению с множеством паттернов сетевой псевдоэтики, более выдержан и человечен, чем у психически здоровых особей — вампиров, гуляющих по проводам в поисках жертвы. Психи остаются людьми, люди, вырвавшиеся на виртуальную свободу, превращаются в хамов и зверей.

Финал для меня показался непонятным по сути происходящего (полагаю, только потому, что не вокомпьютерен в отличие от всех мэйнстрим граждан в своем уме), но красивым. Экшн в чистом виде и хэппи энд с возможным продолжением. В общем — эксперимент вышел зажигательным и удался. И про шизофрению лапидарно и понятно. Добавлю в тему пирожок народного творчества.

Я познакомился в сети

С небритым толстым мужиком

Пришел на встречу — а там баба

Обмана полон этот мир…

 
html counter